Питание Современные продукты питания, запрограммированные сверхнормально стимулировать вкусовые рецепторы

Древние сигналы в современном мире

Если бы мы охотились или добывали еду в природе, нашему телу потребовались бы сигналы, дающие знать, что мы нашли что-то стоящее. К примеру, горький вкус указывает на токсичную еду, в то время как сладкий указывает на безопасный продукт. Благодаря природе и нашей биологии наш мозг так устроен, что может воспринимать три основных вкуса: сладкий (безопасный источник энергии), жирный (источник калорий) и соленый (средство сохранения жидкости). Когда мозг встречается с тремя этими вкусами, нейромедиаторы напоминают нам, что это полезные продукты, посылая сигналы удовольствия и этим усиливая положительный опыт в нашей памяти. Такие важные сигналы из природы помогают нам выбирать еду, которая только укрепляет здоровье.

 Но есть один важный момент, о котором всегда следует помнить. Эти сигналы указывают нам не на вкусную пищу, а на питательную.

В природе сигналы удовлетворения и награды являются залогом полезного питания.

Проблема в том, что и в современном мире мы продолжаем получать сигналы из древнего мира. Но сегодня еда, на которую они указывают, представляет собой все что угодно, но только не источник здоровья. И это создает колоссальный дисбаланс между телом и мозгом.

За последние пятьдесят лет состав продуктов питания кардинально изменился. Все магазины, и даже магазины здорового питания, забиты переработанными и рафинированными продуктами, которые даже отдаленно не напоминают растение или животное, из которого эти продукты были получены.

Ученые поняли, что наш мозг интенсивно реагирует на определенные ароматы (например, ранее упомянутое сладкое, жирное и соленое), и, вооружившись этими знаниями, начали видоизменять натуральные и цельные продукты. Они высосали из продуктов воду, волокна, большую часть витаминов и заменили их такими ингредиентами, как сироп, глютамат натрия, искусственные подсластители, красители и ароматизаторы. Все эти компоненты связаны одной целью — индуцировать тягу к продуктам, перееданию и принести производителям дополнительную прибыль.

Они превратили нормальную еду во франкен-пищу*.

* В западных странах генетически модифицированные продукты в народе называют пищей Франкенштейна - по имени героя романа Мэри Шелли. Здесь означает: эта пища ужасна. Прим. ред.

Такая еда стимулирует мозговые центры, которые отвечают за удовольствие и награду, но делает она это немного не так, как запланировала природа. Эти продукты хочется есть не потому, что они обеспечивают жизненно необходимое питание, а потому что они научно запрограммированы стимулировать наши вкусовые рецепторы. В результате мы получаем полное несоответствие между приятным вкусом полезной еды (сладкий, жирный, соленый) и питательной ценностью, которая всегда сопровождает их в природе.

В природе сладкий вкус, как правило, являлся спутником сезонных свежих фруктов, богатых витаминами, минералами и фитонутриентами. Сегодня сладкими могут быть искусственные подсластители, рафинированный сахар и сироп с высоким содержанием фруктозы. Жирный вкус в природе обычно соответствует мясу, особенно субпродуктам. В современном же мире мы получаем жир из фритюрницы или спреда. В природе ценные минералы, например соль, поступали из морепродуктов или животных, которых люди употребляли в пищу. Сегодня соль мы берем из солонки.

Вам не кажется, что где-то подвох?

Современные технологии полностью лишили продукты питательной ценности, заменив ее пустыми калориями и синтетическими химикатами, которые обманным путем заставляют наши тела посылать нам мощные биологические сигналы, заставляющие нас постоянно есть.

Это значит, что мы потребляем больше калорий с меньшей питательной ценностью.

Постоянные биологические сигналы провоцируют переедание сладкой, жирной и соленой пищи, не обеспечивая при этом организм достаточным количеством питательных веществ.

  • Эту франкен-пищу до смешного дешево производить.
  • Она неестественно возбуждает наши вкусовые рецепторы.
  • Она содержит очень мало полезных веществ или вообще не содержит.
  • Она оказывает на наш мозг колоссальное психологическое влияние.

Вива, Лас-Вегас!

«Сверхнормальный стимул» — научный термин, который обозначает нечто настолько преувеличенное, что мы предпочитаем его реальности — даже когда знаем, что все это ненастоящее. Сверхнормальный пищевой стимул возбуждает вкусовые рецепторы сильнее, чем что-либо, что можно найти в природе. Конфета намного слаще фруктов. Луковые чипсы намного жирнее и солонее лука. Кисло-сладкая свинина намного слаще, жирнее и солонее, чем обычная свинина. А такая франкен-пища, как вафли и печенье, способна затмить любой природный вкус, и именно поэтому, безусловно, мы ее и предпочитаем. Такие сверхнормальные стимулы — это Лас-Вегас-Стрип из еды. [Las Vegas Strip — примерно семикилометровый участок бульвара Лас-Вегас в округе Кларк в штате Невада, США. Здесь находится большинство крупнейших гостиниц и казино агломерации Лас-Вегаса. Прим. перев.]

Ослепительный! Экзотический! Экстремальный! Но полностью искусственный. (А если вы очень хорошо и внимательно посмотрите на него при свете дня — т. е. прочитаете ингредиенты в продуктах питания — вы увидите, что на самом деле они дешевые и даже в некоторой степени отвратительные.) Но сногсшибательные ароматы, которыми пестрят эти продукты (и особо крепкие связи, которые они создают в вашем мозге), не дают разорвать порочный круг и прекратить есть их, представляя при этом натуральную и полезную пищу безвкусной и скучной.

Возможно, вы думаете: «Раз эти продукты настолько вкусны, что я не могу перед ними устоять, может, нужно перестать есть все вкусное?» К всеобщей радости, такая стратегия не нужна. Проблема не в том, что такие продукты вкусны.

Проблема в том, что такие продукты сверхнормально стимулируют, не обеспечивая при этом ни питательной ценности, ни насыщения.

Они представляют собой не что иное, как пустые калории — еду без тормозов.

Даллас и Мелисса Хартвиг. Здоровье начинается с правильной еды. Что, как и когда есть, чтобы чувствовать себя и выглядеть на все сто. - М.: Манн, Иванов и Фербер, 2013. Публикуется с разрешения издательства.